Киллер любви Глава 2.Леля. Прошлое

Мы с сестрой Юлей рано осиротели, такая вот печальная судьба, хорошо еще ,что я была уже совершеннолетней, и квартира, та самая, что  в залоге у банка, стала  нашей женской обителью.

Почему спросите вы, мы обе одиноки?

Дело в том ,что Юля моя младшая сестра, рано вышла замуж. Хотелось ей семейного гнезда, уюта и детей. Но жених, которого она знала месяца два всего, оказался жутким бабником, к тому же еще и глупым. Глупость его заключалась в неумении или желании предохраняться ,при случайных связях. И конечно он принес домой мерзкую болячку, из-за которой у моей милой девочки, любимой сестренки, случился выкидыш. Первая беременность была прервана, хирург попался неопытный .И теперь моя Юля не может иметь детей. И еще ненавидит всех мужчин, хирургов, и распутных дев.

Что касается меня, то мой идеал – это  погибший папа. Военная косточка, ученый, аккуратист, и при этом нежный ,любящий семью и дочерей.

Потеря родители – это вечная боль всех осиротевших, особенно, если ты еще ребенок. Я берегла Юльку от этого горя, а сама долгое время просыпалась от кошмарных снов.

Когда родители погибли, времена были нищие, да и не с кого было требовать везти с Сахалина их останки в центр России. Вместо гробов, нам и бабе Зине, папиной маме, пришло письмо.

Писал  следователь ведущий дело, о гибели сотрудников заповедника.

К письму была приложена копия осмотра места происшествия, и заключение медицинской экспертизы. Все это, баба Зина, от  «большого ума» отдала шестнадцатилетней внучке.

В письме была восстановлена картина гибели семейной пары.

«Исследуя особенности поведения морских львов  ученый, а именно мужчина, подошел к ним, слишком близко. В брачный период самцы морских львов очень агрессивны, один из них погнался за ученым, приняв его за соперника. Мужчина поскользнулся, упал и разбил голову об валун .Затем  еще, был, проткнут клыками  морского льва.

Женщина видимо не умела обращаться с ружьем, просто сидела около  труппа мужа. Сначала появились на запах крови писцы, она их отгоняла камнями. А потом ,пришел хозяин этих мест, белый медведь, и женщину постигла ужасная участь, зверь ее разорвал».

Следователь словно оправдываясь, писал, что медведь не был людоедом, просто женщине надо было уйти и все, но она осталась, и потому погибла.

И в этом была вся наша мама.

Мама, ее любовь к отцу была на грани поклонения божеству.

И детей родила потому, что папа этого хотел. Они приезжали с экспедиции, и мама целыми днями в институте систематизировала полученные данные. А папа готовил, делал уроки с дочками, и просто высыпался.

Он привозил нам унты, всегда угадывая с размером. Легкие шубки с капюшонами.

И ужасно сетовал ,что нельзя переехать в заповедник.

Он рассказывал, что когда я была маленькая, они пробовали жить на Дальнем Востоке,но из-за частых моих простуд, врачи посоветовали увезти ребенка в среднюю полосу России.

И смешно рассказывал ,кАк Лелька стала Лелькой.

В роддоме меня назвали Ненила.

Имя дурацкое , но папе оно очень нравилось, так звали его бабушку..

Ласково он звал меня Нила. А когда появилась Юля, и немного подросла, она и назвала сестру – сначала Ляля, потом Леля.

 Я считала себя преданной самыми близкими людьми. Эта обида была со мной долгие годы, мешая  жить, мучая снами, где папа, или Юлька погибали от разъяренного зверя.

Я  и раньше в зоопарк  ходить не любила, по причине брезгливости, а после письма следователя, на все мольбы Юли, «сходить, покормить звериков», отвечала отказом.

Юлька, добрейшее существо, переполненное любовью ко всему миру. Но  завести котенка или собачку, взять их из приюта, помешала аллергия, на всех пернатых, хвостатых и пушистых. Рыбки у Юльки нежности не вызывали. Коты сфинксы,тоже сестра  приравнивала к ящерицам.

Всех парней ,которые у меня были я сравнивала с погибшим отцом. Папа, балующий нас, несмотря на мамины запреты. Решавший с нами задачки по геометрии и физике, прекрасно разбирающийся в сарафанах,и туфлях. Как мне хотелось быть мальчишкой. Но увы, все что и досталось мне папиного, это его густые светлые волосы, волнами ,зеленые глаза и маленькая оспинка в уголке губ,память о спуске с горки на  ледянке

Волосы свои  я, впрочем, ненавидела. Эти непослушные кудряшки не поддавались никаким  муссам и гелям для укладки. Поэтому я носила короткие стрижки, в стиле Шарлиз Терон в «Безумном Максе -4».

После гибели родителей я стала старшей в семье. Нет, формально у нас была  бабушка Зина, папина мама.

Бухгалтер в солидной компании, она тратила на себя огромные средства. Санатории только заграничные, будучи вдовой, ветерана Великой Отечественной войны, она получала за мужа хорошую пенсию.

Как она решилась испортить фигуру родами нашей мамы, было не совсем понятно. Дедушку мы не застали, но видимо он был героем не только она войне ,но и в домашней жизни.

Сообщение о гибели  мамы и папы, застало бабу Зину в Норвегии. Норвежский капитан дальнего плавания по имени Густав, сделал бабушке свадебную визу.

Я заканчивала школу, во всю сдавала выпускные экзамены, когда  горе потери разделило нашу жизнь на до, и после.

Учителя ставили мне четвертки, хотя училась я средненько, могла бы и в институт поступать с таким аттестатом. Я  любила лес, цветы и возиться в земле. На каникулах подрабатывала в ближайшем хозяйстве на полях клубники, потом бахчевых. Когда мы остались одни, мне уже восемнадцать, Юльке десять.

Самым ближним от дома, за две остановки, был колледж экологии и лесного хозяйства, куда я и подала документы.

В техникуме начала и пить, и курить, и жить с мальчиками. Правда мне повезло, особенностью  моего женского организма, была повышенная кислотность женской флоры,так что я ни разу не забеременела.

Пенсия за родителей, и бабушка, уехавшая вскоре на ПМЖ в Норвегию. Квартиру свою она сначала сдавала, и это было большим подспорьем двум растущим девочкам, но потом она ее продала ,вложила деньги заграницей.

Но когда бабушка уехала, оставив нас почти ни с чем, я словно очнулась. Так я стала не сестрой ,а мамой для Юльки. Сестра росла счастливым ребенком, была уверена, что папа и мама в далекой и длинной командировке. Я не смогла ей признаться в их гибели. Если для себя я  перешивала, или покупала в секонд-хэндах, то у нее были только новые и модные вещи.

Юленька созданная для любви ,и Лелька для работы. Большие женщины для работы, маленькие для любви.

При этом моя фигура была женственной и сексуальной,и бедра и грудь, и стройные длинные ноги, привлекали не только парней ,но и взрослых мужчин.

А Юля больше похожая на мальчишку, худенькая, с еле обозначенными грудками, но высокая ,как модель на подиуме, что не оденет все на ней смотрится.

Я ломовая лошадь. Нет, у меня были парни, я принимала подарки, я занималась с ними сексом, и даже получала от этого удовольствие .Н без сожаления бросала их ,если они требовали жить вместе, или того хуже звали замуж.

Никаких привязанностей, никто не сделает мне больно. Хватит, что родители  причинили такую боль.

Все лечит время, время лечило меня медленно.

Наверное ,это была  депрессия, и надо было идти к умным докторам, но постепенно все прошло: и бессонница, и  слезы, и уход в себя.

Помогла сестра. Моя Юля влюбилась, и как нам казалось в достойного мужчину.

Преподаватель в нашем лесном колледже. У сестры это был первый мужчина ,и она с разочарованием рассказывала мне ,что первая брачная и ночь, и все следующие ночи, это не так уж и красиво,  и не так у и приятно.

Но она любила своего мужа, имя которого  я ненавижу, и не хочу даже упоминать.

Причину я уже рассказала раньше.

 

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь чтобы оставить комментарий