Нео Токио раскрашен ночным гримом. Он бьется миллионом сердец, покрытых ледяной коркой цинизма, его ноздри забиты надрывным душком бесконечных Лонг-Айлендов.