Упав с высокого пьедестала славы он не разбился, но сильно покалечился, и теперь, в место того, чтобы заново встать на ноги, он, зализав наспех раны, ползал вокруг, и словно змея шипел и брызгал ядом на окружающую его действительность...